Его эмоции ярки, но неустойчивы

Итак, Вы наконец дождались, что Вашему ребенку уже три. Причем не просто три, пошел четвертый годик. А это много или мало — не понять. В нем что-то сохранилось от младенца и что-то появилось вдруг такое, что он порою кажется мудрее Вас. К тому же он — в разгаре кризиса трехлеток. И день и ночь твердит: «Я сам! Я сам!» А это значит то, что он осознает себя уже как личность.

Вчерашний несмышленыш — и вдруг... осознает. И Вы становитесь свидетелем того, как будет разгораться еще недавно безымянная звезда. Да, да, мы с Вами все земные звезды. Нам надо загореться, чтоб сгореть. Но прежде чем сгореть, мы все искримся, искримся всю свою сознательную жизнь.

Поэтому в три года Ваш ребенок — искрящийся бенгальский огонек. Так что же означают эти искры? Что нового умеет Ваш малыш? Чему он может уже научиться? Каков он в возрасте от трех до четырех? Такой же, как и прежде, несмышленыш или таящий в себе грандиозные возможности, которые скрывает как секреты и прячет за семью замками довольно мудрый маленький лукавец?

Итак, каков же он на самом деле? Что может, что умеет, наконец?

Прежде всего, он в возрасте, когда уже возможно Вам предсказать его характер со всеми добродетелями и пороками, когда он учится оценивать свои поступки с позиций добра и зла и сравнивать себя с другими, когда он хорошо усвоил, как надо правильно вести себя, и в то же время это не мешает ему хитрить и даже быть двуличным. Он не всегда наивно искренен и знает, как надо выглядеть и перед кем, умея говорить не то, что думает. А в нужных случаях — хранить и тайну, используя ее потом в своих же интересах.

Его эмоции ярки, но неустойчивы.

Все чувства безграничны, и он в них — целиком, единственное утешение, что ненадолго. Когда он радуется, то обычно с головы до пят, когда печалится, то... безутешно, когда боится... так каждой клеточкой своего тела. Ему неведомо, что есть не только крайность, ему неведомо понятие о золотой середине. Он если чувствует, то ощущает все до мозга своих костей.

Одной из самых негативных и травмирующих малыша эмоций в этом возрасте является обыкновенно страх — страх перед сказочными персонажами: Бабой-ягой, Кощеем, Бармалеем. Затем усиливается страх темноты и появляется страх одиночества, чуть позже — замкнутого пространства. Все эти страхи объединяются в триаду страхов, обуревающих обычно малыша, когда ему необходимо лечь в постель, где в одиночестве и темноте, в гнетущем замкнутом пространстве комнаты, ему мерещатся преследующие его персонажи.



Помимо этого, уже с трех лет малыш боится также боли, уколов, крови, визитов к доктору. Обычно в этом возрасте ребенок начинает стыдиться нежелательных поступков, а это говорит о том, что у него есть совесть. А раз есть совесть — значит, есть сочувствие и сострадание. Но эти качества не исключают и такие, как зависть, агрессивность и конфликтность. Короче говоря, малыш от трех до четырех — довольно колоритная фигура, и у него — своя осознанная внутренняя жизнь. Он начинает понимать оттенки и нюансы окружающего мира, способен уловить насмешку над собой и не прощает унижения себя. И в то же время сам ведет себя таким же образом, подчеркивая свое превосходство над ровесниками.

Он может жаловаться, может ябедничать на детей из самых благих побуждений, чтоб уточнить усвоенные нормы поведения, и не из самых благих побуждений, чтоб показать, какой он правильный. Ему не чуждо даже чувство хвастовства. Он может оценить, кто в доме — главный, кто — второстепенный и кто какую выполняет роль. И если надо, то подыгрывает этой роли.

Он знает, кому надо жаловаться на кого, кого третировать, кого проигнорировать. Наивность в нем сплетается с лукавством, и он уже умеет выйти сухим из воды. Малыш обычно подражает сильному, не понимая то, что сильный — не всегда самый достойный.

Как правило, ребенок в этом возрасте уже усваивает свою половую принадлежность и знает, кто он: мальчик или девочка, пытаясь взять на себя роль своего пола. И, подражая взрослым, мальчики ведут себя как настоящие «мужчины», а девочки как «дамы».

После трех лет обычно начинается период романтической любви детей к своим родителям. И мальчики с восторгом обожают своих мам, а девочки — отцов, испытывая часто ревность к родителю своего пола. Ребенку все труднее и труднее обходиться без ровесников.



Общение лишь с близкими людьми его уже почти не удовлетворяет, и появляется потребность в сверстниках. Со сверстниками можно поиграть в сюжетно-роле-вые игры, побаловаться и немного пошалить. Однако к мнению своих ровесников обычно дети в этом возрасте почти что не прислушиваются. Они, как правило, играют рядом, но не вместе. Давая волю нарастающей фантазии, ребенок часто «заменяет» сверстников каким-то воображаемым партнером, партнером-другом, другом-невидимкой. Таким партнером можно заменить сестер и братьев, особенно тогда, когда они в ребенке вызывают ревность.


5225026904373545.html
5225084160952465.html
    PR.RU™