Картина личности. В психическом состоянии отчетливо выражены пережи­вания страха и депрессии

В психическом состоянии отчетливо выражены пережи­вания страха и депрессии. Больные мало склонны к гиперкомпенсированному поведению. Их латентные или явные же­лания, заботы и тенденции к зависимости ярко выражены, отчетливо определяется склонность к самопожертвованию и зависимости.

За симптомами может стоять ларвированная депрессия если больные одновременно жалуются на нарушения побуждений и подавленность. Этот диагноз становится более веро­ятным при присоединении нарушений сна, сердцебиении, та­хикардии и симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта.

Бросается в глаза застывшая и преувеличенная жизненная позиция больного. Они часто демонстрируют повышенный самоконтроль и стремление к перфекционизму. Они не могут позволить себе здоровых агрессивных импульсов, разочарова­ние и обиду они пытаются компенсировать «внутренней стой­костью». Характерной для них является тенденция к самопо­жертвованию и преувеличенной готовности помочь, которая проявляется не спонтанно, а по внутреннему принуждению. Типично агрессивная окраска помощи, предлагаемой этими больными, получила удачное обозначение как «злобное сми­рение» и «любящая тирания».

Блокированные агрессивные импульсы больных выража­ются в повышенном мышечном напряжении и. наконец, в локализированных или генерализованных болях. Данные о локализации боли могут меняться от обследования к обследо­ванию. Бросается в глаза, что боли очень быстро снижаются при уменьшении психической нагрузки больного.

Bweck (1971) описывает такого пациента как человека, который после манифестации заболевания склонен к зависи­мости и развивает сильные потребности к отдаче под чью-то опеку и желание заботы со стороны. Относительно часто раз­вивается манифестная невротическая симптоматика, в осо­бенности состояния страха, депрессии и психосоматические симптомы в форме функциональных кардиальных, желудоч­ных расстройств, головных болей, астенических картин.

Отношениям психотерапевта и больного часто угрожают амбивалентные желания пациентов: они желают, с одной сто­роны, оставаться пассивными и зависимыми от психотера­певта, с другой же стороны, несмотря на фасадную готовность раскрыться, недоверчивы и склонны к отверганию. Перед психотерапевтом стоит трудная задача: вызвать чувство защи­щенности и одновременно противодействовать враждебным лечению инфантилизируюшим тенденциям.

Описан конфликт между самопожертвованием и стабиль­ностью, жертвенностью и эгоизмом, кротостью и агрессивно­стью. Эмоциональные состояния, прежде всего страх и депрес­сия, вытесняются меньше. Таких больных можно сравнивать с боксерами перед ударом юнга, с бегунами перед стартом, ко­гда готовность долго не реализуется. При склонности к самопожертвованию и зависимости часто можно выявить наличие рентных установок.



В качестве разрешающей ситуации описывают большей частью такую, которая вызывает мобилизацию всего тела, особенно при агрессивных импульсах. Grace, Graham (1952) описали у больных с болями в спине наличие сложной ситуа­ции, сопровождающейся яркими представлениями о ходьбе и бегстве. «Мне больше всего хотелось бы убежать из дома»; «Я хотел бы бежать отсюда»; «Я хотел бы уйти прочь»; «Я чув­ствую себя так, будто улетаю навсегда».

Среди особенностей личности этих больных отмечаются тенденция к вторичной выгоде, бо­лее или менее открытое желание нетрудоспособности. Нередко наблюдается разрыв между объективными данными и субъек­тивными желаниями. Во всяком случае, совместное влияние невротически-тенденциозных мотивов выражено значительно больше, чем при хроническом суставном ревматизме

В психодинамическом плане отмечаются амбивалентный конфликт между посторонним господствованием и самогосподствованием и в то же время услужливое и жертвенное пове­дение. Из этой амбивалентности и хронически заторможенной агрессивности и происходит повышение мышечного тонуса в типичных местах, чаше всего в области шейных и пояснич­ных позвонков.

Внешне послушные, скромные и несамостоятельные боль­ные обычно путем пассивного уклонения избегают прямого противостояния, конфронтации с психотерапевтом. Они не стремятся к терапевтическим контактам, ссылаясь на несерь­езность заболевания, отрицают всякую необходимость какого-либо соматического или психологического лечения. Больных трудно удержать на лечении, они не поддерживают контак­тов, дают психотерапевту понять, что слишком пристальное внимание к их болезни не получит признания. Эти отказы и тенденции к уходу могут вызвать разочарование и отступле­ние со стороны психотерапевта. Тихо страдающие ревматики склонны к тому, чтобы навязывать другим свой стиль взаимо­отношений. Если приходится решать вопрос о лечении с род­ственниками больных, то обнаруживается, насколько укоре­нилась в проблемы семьи их соматическая и психическая сим­птоматика.


5222881681455532.html
5222920875481199.html
    PR.RU™