Общая характеристика предмета и метода предпринимательского права за рубежом

К сфере предпринимательского права в развитых капиталистических странах относятся любые нормы, регулирующие экономические отношения и затрагивающие интересы предпринимателей. Такое широкое понимание предпринимательского права не требует ограничения предмета предпринимательского права рамками отрасли права. Поэтому в данном случае к предпринимательскому праву относятся и такие нормы, которые в традиционном российском понимании разделения на отрасли права являются источниками других правовых отраслей, далеких от предпринимательства (например, экологическое, земельное, трудовое право). К ним относятся, в частности, требования к очистным сооружениям, санитарно-эпидемиологические требования и т.д.

Более узкая трактовка предмета предпринимательского права имеет скорее утилитарный характер (в образовательных целях) и обычно состоит из отдельных самостоятельных разделов (отраслей), касающихся исключительно функционирования рыночной экономики, таких как: право компаний, конкурентное право, несостоятельность и банкротство, финансовое право, слияния и приобретения (реструктуризация компаний).

Предпринимательское право в широком смысле включает в себя любые правовые нормы, так или иначе связанные с бизнесом (business). При этом под бизнесом понимается как сама деятельность (путем производства и распространения товаров, выполнения работ или оказания услуг) и ее финансовые результаты, так и предприятие - enterprise (бизнес-единица), выделяемое и объединяемое при определенных условиях с другими предприятиями в рамках одной компании или группы компаний по направлениям деятельности, видам выпускаемой продукции и предоставляемых услуг.

Предприятие как имущественный комплекс*(139) (наряду с компанией или корпорацией) является одним из центральных объектов правового регулирования предпринимательских отношений в зарубежных странах с развитой рыночной экономикой*(140). Несмотря на существенное различие между содержанием правовых конструкций компании и предприятия (компания традиционно является субъектом права, а предприятие - объектом), они теснейшим образом связаны между собой, поскольку право компаний регулирует отношения по поводу инвестиций в бизнес и управления этим бизнесом.

Предпринимательское право зарубежных стран обычно жестко связывает бизнес и состав активов компании. Это означает, что долги компании, фактически связанные с определенным бизнесом, могут быть оставлены за компанией при распоряжении таким имущественным комплексом, например, в случаях реорганизации акционерного общества в форме выделения. Это не позволяет оформить на новую компанию право собственности на ликвидные активы, приносящие прибыль, оставив долги на старой компании без защиты интересов кредиторов, акционеров и публичных интересов.



Зарубежное законодательство стремится к соблюдению баланса указанных интересов*(141). Вопросу выделения предприятия как самостоятельного вида деловых активов зарубежное право уделяет много внимания. Достаточно вспомнить возможность залога предприятия как совокупности активов, находящейся в постоянном изменении (floating charge) по праву Великобритании, или право органов Европейского Союза требовать выделения и продажи отдельных предприятий, имеющих общее направление деятельности, если это необходимо при получении компаниями разрешения антимонопольного характера*(142).

Надо отметить, что неразбериха с экономической и правовой сущностью таких институтов, как компания и предприятие, приводит к недоразумениям, например, в законотворчестве России. Так, Трудовой кодекс РФ признает "смену собственника имущества организации" (ст.75), не разграничивая понятия имущества и предприятия*(143), а также не принимая во внимание, что при приобретении даже 100% акций (долей) в уставном капитале хозяйственного общества формальной смены собственника имущества не произойдет.

В случае наличия единого контроля (с помощью управления или участия в капитале) над несколькими предприятиями, входящими в группу компаний, зарубежное законодательство признает такую группу отдельных юридических лиц особым субъектом права, действующим как одна компания или одно предприятие с соответствующими требованиями по ведению консолидированного бухгалтерского учета финансовых результатов всей группы, уплаты налогов и субсидиарной ответственности компаний, входящих в холдинг, по долгам любой из компаний холдинга в случае ее банкротства*(144).

Законодательство развитых стран Запада обычно не предусматривает требования о регистрации индивидуальных предпринимателей по причине отсутствия ее целесообразности как дополнительного ограничения прав предпринимателей. Не случайно требование о регистрации отсутствует в отношении лиц свободных профессий (врачи, юристы, аудиторы, архитекторы). Вместо этого такие лица обязаны получить право практиковать на территории государства только в случае успешной сдачи квалификационных экзаменов в профессиональной ассоциации. Именно знания и признание коллег, а не регистрация, являются гарантией защиты потребителей указанных услуг. Такого рода тенденции наблюдаются и в нашей стране (в риэлтерской деятельности, деятельности аудиторов, адвокатов, арбитражных управляющих кредитных организаций, профессиональных участников рынка ценных бумаг, главных бухгалтеров коммерческих организаций).



Итак, зарубежное предпринимательское право*(145) - это совокупность норм, регулирующих бизнес с позиций экономической целесообразности и необходимости учета и соблюдения баланса частных и публичных интересов. Предметом предпринимательского права в развитых странах с рыночной экономикой являются все отношения, прямо или косвенно связанные с бизнесом - от защиты прав потребителей до вопросов увольнения персонала при продаже предприятия.

В силу трансцедентности (комплексности) норм предпринимательского права в целях наиболее эффективного и адекватного регулирования экономических отношений, за рубежом фактически произошел отход от традиционного разделения норм, регулирующих предпринимательскую деятельность, по отраслевой принадлежности в рамках гражданского, торгового и административного права. Напротив, нормы права в сфере экономики имеют тенденцию к специализации по отраслям производства или видам деятельности. В результате отдельно рассматриваются и изучаются такие специальные правовые отрасли, как право компаний, конкурентное право, банковское право, энергетическое право, финансовое право, страховое право, право маркетинга и др.

При изучении зарубежного предпринимательского права невозможно избежать сравнительного анализа существующих правовых систем в рамках западной традиции права*(146). Необходимо отметить, что и англо-американская, и романо-германская правовые семьи обладают такими общими чертами, как приверженность принципам правового государства и защита основных прав и фундаментальных свобод человека, сформированных под влиянием философии естественного права. Гарольд Берман отмечает: "Все западные правовые системы - английская, французская, германская, итальянская... и другие - имеют общие исторические корни, из которых они выводят не только общую терминологию и общие методы, но также и общие понятия, общие принципы права и общие ценности"*(147). Среди общих принципов, объединяющих системы западной традиции права, необходимо отметить свободу предпринимательства и свободу договора. Хотя само понятие свобода предпринимательства в конституционных документах, как правило, не называется, а вытекает из совокупности многих основных прав и свобод (права собственности, свободы труда и запрета принуждения к труду, свободы договора, свободы конкуренции, стремления к счастью (США)). Свобода предпринимательства в праве ЕС воплощена в таких принципах, как свобода движения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы, а также свобода учреждения объектов предпринимательства (freedom of establisment).

Несмотря на отмечаемые специалистами по сравнительному правоведению различия между англо-американской (Англия, Ирландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, США, Индия) и романо-германской (Франция, Германия, Италия, Испания, Латинская Америка) правовыми семьями, нельзя не признать значительно усилившихся за последние два десятилетия сближения, конвергенции этих правовых систем по всем известным критериям классификации. Особенно это касается быстро развивающихся норм, регулирующих предпринимательскую деятельность. Рассмотрим данные критерии классификации правовых систем:

1. Принято считать, что романо-германская система права (в отличие от англо-американской) глубоко укоренена в римском частном праве. Однако все основные институты (право собственности), концепции, фикции (юридическое лицо), приемы, лексика, взятые из римского права, без сомнения, используются и в англо-американском праве. Более того, необходимость регулирования деятельности быстро развивающихся субъектов права, составляющих инфраструктуру рынка (товарные и фондовые биржи, инвестиционные фонды, публичные корпорации), иных институтов рынка, таких как конкуренция и монополистическая деятельность, демонстрирует значительное ослабление влияния собственно римского права и рост потребности в иных, более современных подходах к регулированию рыночных отношений (это касается, например, вопросов ограничения ответственности участников по долгам общества, компании одного лица, недобросовестной конкуренции, защиты прав потребителей, деятельности на финансовых рынках и т.д.).

2. Считается, что если для романо-германской правовой семьи характерна доктринальность, научность и логичность, то англо-американская система противопоставляется ей как право, сформированное под влиянием королевских судов Вестминстера, что придает последней стихийный характер. Однако нельзя не принимать во внимание, что правовые доктрины играют заметную роль в принятии судебных решений в обеих правовых семьях. Более того, большинство решений в рамках англо-американской системы прямо основаны и содержат ссылки на те или иные правовые доктрины. Формирование правовой доктрины на основе судебных решений наблюдается и в романо-германской системе. Так, все общие принципы права Европейского Сообщества сформированы именно Судом ЕС*(148). Нельзя отрицать и большую роль правовой науки, присущей западной традиции права вообще.

3. Несмотря на то что для романо-германской правовой семьи характерна кодификация как форма упорядоченности права, правовое регулирование предпринимательских отношений на современном этапе осуществляется без кодифицирования, что обусловлено трансцедентным (всеобъемлющим, комплексным) характером предпринимательского права, а также необходимостью для государства более оперативно реагировать на происходящие изменения в сфере экономики с целью постоянного совершенствования правового механизма. Предпринимательское право, таким образом, становится живым организмом, не терпящим "окаменения" в форме кодекса.

4. Деление права на частное и публичное становится неактуальным для романо-германской правовой семьи вследствие усиления влияния доктрины естественных прав и свобод человека и гражданина, которая изучает целесообразность и степень вмешательства государства и сообщества в частную жизнь, в том числе и в свободу предпринимательской деятельности*(149). Что касается вопросов вмешательства государства в экономику страны, то и романо-германская, и англо-американская системы права подтверждают необходимость такого вмешательства. Тенденции усиления роли государства в регулировании экономики наблюдаются во всех странах западной традиции права, даже в государствах англо-американской правовой системы, ранее провозглашавшей принцип минимального вмешательства государства в деловую жизнь гражданина (диэтатизация общества).


5220980552928632.html
5221046307533114.html
    PR.RU™